Июль 1778: Жан-Жак Руссо мертв, как от него избавиться?

- раздел: Культура

Скончался ли он от апоплексического удара, как говорил его врач, или от выстрела, как утверждали его враги? Споры продолжаются более двухсот лет, как если бы этот человек и его творчество занимали общественное мнение.

Скончался ли он от апоплексического удара, как говорил его врач, или от выстрела, как утверждали его враги? Споры продолжаются более двухсот лет, как если бы этот человек и его творчество занимали общественное мнение

Он из тех трупов, с которыми не знают, как поступить. Ленин занимает Мавзолей в Москве, в который никто больше не приходит. Берлиоз упустил возможность попасть в Пантеон. Случай Руссо еще более щекотливый: из-за обстоятельств его смерти и судьбы его останков о нем все еще пишут спустя 200 лет.

Все началось 2 июля 1778 года, в день смерти философа. Руссо, удалившегося 20 мая в дом маркиза де Жирардена в Эрменонвилле, убила, по словам медиков того времени, "серозная апоплексия". Такое клиническое заключение, безусловно, не может удовлетворить пристрастие к сенсациям, которое охватывает умы, когда становится известно о каком-либо событии: как Руссо мог умереть от простого тромбоза? Враги покойного, которых в те времена было немало, пользуются этой нежданной удачей и распространяют версию о самоубийстве или даже убийстве. Даже Терезу (простолюдинка Тереза Левассер, ставшая любовницей, а потом и женой Руссо. – Прим. ред.) делают сообщницей ужасного убийства. Многочисленные брошюры и статьи становятся местом яростных споров: говорят о странных симптомах, об отравлении и даже о выстреле из пистолета. Тщательный анализ посмертной маски, слепленной Гудоном на следующий день после кончины Руссо, исключает, по крайней мере, последнюю гипотезу.

Анри Мартен в "Истории Франции" приводит анекдот: "Известно, что его обнаружили окровавленного в своей комнате, с дырой в голове. Они пришли к выводу, что он умер от выстрела из пистолета, что маркиз де Жирарден хотел утаить факт самоубийства и получил у докторов протокол, в котором смерть объяснялась серозным излиянием в мозг". Историк категорически заключает: "Маска, изготовленная скульптором Гудоном, опровергает эту гипотезу". Ведь на ней "нет никакого пулевого отверстия".

Идея смерти Руссо имела любопытную литературную судьбу, одно из основных произведений об этом – роман немецкого писателя Лиона Фейхтвангера "Мудрость чудака, или Смерть и преображение Жан-Жака Руссо", вышедший в Берлине в 1953 году и недавно переведенный на французский. В романе Жан-Жака убивает негодяй Николас Монтрету, к тому же – любовник Терезы, об инертности которой он пишет постоянно: "Она задремала. Николя восхитительно занимается любовью, и ему очень трудно отказать".

Через три года после Вольтера Руссо попадает в Пантеон. Церемония, состоявшаяся в октябре 1794 года, стала поводом для народного ликования, которое выглядело особенно ярко на фоне летнего свержения Робеспьера. Народное признание вместо того, чтобы положить конец спорам о смерти философа, только еще больше разожгло их. Корансе, старый друг Руссо и издатель "Парижского дневника", опубликовал в 1798 году шесть сенсационных статей в поддержку версии самоубийства. Подозревают, что чуть позже роялисты осквернили могилу и развеяли пепел по ветру. Император Наполеон III в 1866 году предположил, что склеп был осквернен.

Чтобы положить конец этим сомнениям, – можно даже сказать, этим внутренним драмам, – могилы Вольтера (относительно которой высказывались аналогичные опасения) и Руссо были с большой помпой вскрыты 18 декабря 1897 года. В церемонии, помимо официальных лиц, в том числе Шарля Ларди, полномочного представителя Швейцарии во Франции, участвовали Жан Гран-Картре, один из лучших специалистов по Руссо того времени, и Жюль Кларети из Французской академии. Они с облегчением обнаружили, что "скелет Жан-Жака Руссо превосходно сохранился, руки скрещены на груди, голова слегка наклонена влево, как у спящего человека". В протоколе также сказано, что "череп цел, нет никаких следов отверстий или переломов".

Итак, нас успокоили: Жан-Жак умер от апоплексического удара, а не от выстрела. Но ему не хватает кости: если верить изданию L'Echo républicain, одному из присутствующих удалось похитить большую берцовую кость. Гонимый раскаянием, он вернул ценную реликвию на единственное достойное ее место – к пьедесталу памятника, который Анри Гребе воздвиг в память о Руссо на центральной площади Эрменонвилля 18 октября 1908 года.

Понятно, что за этими не совсем здоровыми вопросами о судьбе трупа и точном характере его смерти таится – хотя они и сами по себе достаточно плохи – глубокая тревога. Речь идет о связи философа и действительности, главным образом, действительности его читателей.

Прежде всего, мы не знаем, как охарактеризовать его всестороннюю гениальность. Музыкант ли он? Мы в этом сомневаемся, и нас почти убеждает решительное суждение Берлиоза об опере Руссо "Деревенский колдун", высказанное в его мемуарах: "Бедный Руссо (...), который считал, что он окончательно раздавил Рамо (...) с этими его песенками, напевчиками, жалкими рондо и соло (...) из которых состоит его интермедия...". Ботаник ли он? Только энергичному, молодому и талантливому японскому исследователю Такуя Кобаяси удастся нас в этом убедить. Писатель ли он? Сам Руссо это отрицает, отвергая мнение тех, кто восхищается его стилем, во имя победы правды – единственного, что с его точки зрения имеет значение. Его политические сочинения имеют лишь отдаленную связь с существующей действительностью: содержащиеся в его "Общественном договоре" или обоих "Рассуждениях" образы способствуют возникновению простейших понятий. Они позволяют задавать вопросы, а не находить ответы.

Что удивительного в том, что люди во все времена пытались найти более реального Руссо, наделить его – пусть немного мрачным способом – новой телесностью? Поиск истинных причин его смерти, спокойное созерцание его останков в склепе Пантеона направлены на то, чтобы сделать образ философа немного более материальным. Такое нездоровое любопытство – явление того же порядка, что и щекотливый вопрос о детях Руссо, поднятый после выхода книжки Вольтера "Чувства граждан" (в своей "Исповеди" Руссо, уже будучи нездоровым, говорит, что Тереза родила пятерых детей, якобы отданных им в воспитательный дом. Неизвестно, были ли это его собственные дети, т.к. семейная жизнь Руссо оказалась неудачной. В брошюре Вольтер перенес свою идейную полемику с Руссо на личную почву, собрав в ней массу грязных сплетен и обвинив его в том числе и подкидывании детей в приют. – Прим. ред.). Того же порядка, что и попытки спрятать творчество музыканта за так называемой "музыкальностью" его прозы. Наконец, того же порядка, что попытки спрятать мыслителя за образованным человеком.

История воображаемых смертей Руссо и выдумки, связанные с судьбой его праха, свидетельствуют об обоснованной тревоге. Тревоге, которая превращается в нас в последовательную систему, охватывающую все сферы знания и отсылающую нас к нашей собственной ограниченности. Наша задача – научиться справляться с этим помутнением разума, чтобы, восхищенно перечитывая произведения Руссо, понять, чем была для него эта буря под черепом.

постоянный адрес новости здесь ...

Экстракты лечебных грибов


Заказ продукции, запись на консультацию
по тел.:
(495) 509-63-74,
(495) 506-66-52
г. Москва,
метро "Чистые пруды",
Чистопрудный бульвар, д.1

Представительство в Белоруссии:
Тел: 8-10-375-29-6852421

Эндокринологический научный центр Российской Академии медицинских наук


Наш адрес: г. Москва,
ст. метро "Академическая",
ул. Дм. Ульянова, дом 11,
8 этаж, кабинет № 808
Тел.: 8 926 206-03-59.